Введение

Синтаксис как раздел грамматики

Грамматика (от греческого ураррапкр, что значит «учение о письме и чтении, словесность») как строй, как формальная организация языка включает в себя два тесно связанных между собой важнейших раздела: морфологию и синтаксис.

Смысл, содержание этих разделов достаточно отчетливо выражены уже в их этимологически выдержанных названиях-терминах.

Морфология (от греческого рорфр, рорфос - «вид, образ, форма, очертания» и Хоуос, «слово, речь, учение») значит учение о форме, о формах, о внешне-формальных видах, очертаниях и структуре форм языка.

Если взять следующий ряд форм современного русского языка, - вот, кто, были, эти, гости, то задача морфологии состоит прежде всего в том, чтобы в сопоставлении с соответствующими аналогичными формами современного же русского языка определить, что вот — это указательно-констатирующая частица, кто — вопросительно-относительное местоимение, были — форма прошедшего времени во множ. числе глагола быть, эти — указательно-определительное местоимение, гости — одушевленное существительное во множ. числе, в им. пад. и т. д.

Можно в рамках морфологии представить характеристики этих слов и более развернуто. Но в любом случае на том же уровне они останутся отдельными, изолированными формами.

Синтаксис (от греч. gov «вместе, одновременно, со» и та^к; «построение, расположение, строй») значит учение о соположении, расположении форм языка, построении форм в виде связного текста, в виде составленного, выстроенного целого.

Приведенные выше морфологические формы в синтаксисе образуют текст — Вот кто были эти гости (Тург. Лит. и жит. восп.), подчиненный единой, вполне определенной коммуникативной цели. Входящие в него формы взаимно связаны между собой и все вместе выражают единое содержание. При этом важна не столько сама по себе отдельная форма, форма как комплекс звуков либо графем, а та позиция, то место, которое она занимает по отношению к другим формам, составляющим единое целое и реализующим общее — синтаксическое — содержание.

Морфология и синтаксис в их современном состоянии разделами как бы единой науки считаются условно, по традиции. Но при этом существенным моментом, удерживающим их в рамках единой науки, является то обстоятельство, что они исследуют, описывают, объясняют разные уровни единой языковой системы — морфемно-морфологическую и синтаксическую.

В действительности же, если иметь в виду обычные неотъемлемые составляющие всякой науки (собственный предмет изучения, свои специальные методы, свою отраслевую структуру, связи со смежными отраслями знания), то морфология и синтаксис — это две самостоятельные, более того — разветвленные науки со своими динамично менявшимися и меняющимися концептуальными представлениями о предмете изучения, со своими эвристическими традициями и собственными методами исследования, структурой знания.

Из сказанного очевидно, что морфология языка представляет собой учение о совокупности, арсенале форм, образующих (конституирующих) соответствующие его категории, с помощью которых, в свою очередь, структурируется, грамматически упорядочивается, единообра- зится его лексический состав.

В синтаксисе же морфологические факты и явления предстают в их дистрибуции, распределении, сочетаемости, синтагматике, то есть избирательно, линейно, протяженно и контекстуально.

Именно в таком режиме, в режиме синтаксического употребления, формы языка складываются, развиваются, преобразуются и вымирают, в том числе и меняя свою природу.

Подобным образом сложились в русском языке, например, такие категориальные показатели морфологии, как частица сослагательного наклонения бы, представляющая собой застывшую и утратившую свое исходное значение форму аориста 2-го — 3-го лица ед. числа; аффиксальный показатель средне-возвратного залога глагола —ся, восходящий к энклитической форме местоимения себе в вин. пад. ед. числа; флексии, семантически дифференцирующие существительных им. — вин. пад. мн. числа типа образаобразы, мехимеха, сынысыновья, сыновсыновей.

Точно так же, в процессе синтаксического употребления, слова одного лексико-грамматического класса, одной части речи переходят в другой класс, в другую часть речи. Ср. числительное один в значении неопределенного местоимения некий, какой-то; существительные столовая, прачечная, парикмахерская и проч.; слова категории состояния нельзя, можно и т. д.

Это факты синтагматического плана синтаксиса.

Синтаксис имеет, как все в языке, и парадигматический план. Этот план представляет картину сосуществующих синтаксических моделей, типов, структурных возможностей языка на той или иной стадии его функционирования и развития.

Так, синтаксис современного русского литературного языка в его парадигматическом ракурсе — это прежде всего совокупность структурных типов, моделей, схем разных предложений, позволяющих, в частности, свободно варьировать модально-семантические нюансы высказываний без обращения к средствам, возможностям других уровней языка. Ср., например, модальное сопровождение сопоставимой синтаксической семантики, реализуемой в современном русском литературном языке соответствующими двусоставными, односоставными личными, односоставными безличными, односоставными инфинитивными и номинативными предложениями, о чем речь пойдет в соответствующих разделах учебника.

Синтаксис, таким образом, - это, с одной стороны, определенный этап, результат в истории со своим набором языковых средств, а с другой — живая жизнь языка. Это постоянно действующая лаборатория, в которой куются и шлифуются языковые средства и формы, включая синтаксические и стилистические.

Обеспечивая условия для изменения единицам нижестоящих уровней, собственно синтаксические модели характеризуются наибольшей устойчивостью, нередко охватывающей периоды и до тысячелетия.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >