Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Социология arrow ИСТОРИЯ СОЦИОЛОГИИ. КЛАССИЧЕСКИЙ ПЕРИОД
Посмотреть оригинал

Изучение истории социологии: проблема выбора составляющих

Определив границы социологии, решим, в какой степени история социологии будет рассматриваться как история формирования и развития теорий, методологий, парадигм, а в какой степени можно увидеть ее как историю творчества отдельных социологов.

Необходимость решения этого вопроса обусловлена следующим. Довольно часто исследователи указывают на желательность большего использования второго подхода. Так, социолог Георг Зиммель утверждал, что, увлекаясь познанием становления вещи (у Зиммеля речь идет об истории философии), исследователь рискует пройти мимо самой вещи - оригинального содержания творчества философов.

Такое же мнение высказали немецкий философ Карл Ясперс: «...история философии представляет собой, прежде всего, историю великих философов[1]» и французский историк Поль Рикёр: «История философии - это ... дорога, ведущая философа от "я" к "я"[2]. Потому учение каждого философа занимает в истории философии свое незаменимое место.

Хотя Зиммель, Ясперс и Рикёр пишут о философии, их суждения могут быть использованы и для изучения истории социологии, как, вероятно, и для изучения истории любой науки, поскольку история науки, хотя бы отчасти, не может не быть процессом или движением, или системой, различные элементы которой созданы отдельными людьми. Поэтому история социологии может рассматриваться как история творчества отдельных выдающихся социологов.

Преимущество персоналистского подхода состоит в том, что он предоставляет широкое право выбора, не связывая их какой-либо единой концептуальной схемой. При этом внутренняя логика и представление о целостности - теоретической и методологической - социологии как науки заменяются анализом вклада того или иного ученого в развитие теоретической социологии. Не отрицая достоинств данного подхода, авторы одного из российских учебных пособий по истории социологии высказываются в пользу представления о целостности теоретико-социологического знания. Для этого необходимо попытаться уловить тенденции развития социологической теории и вписать различные теоретические подходы в общий контекст.

Однако эта целостность не может бьггь ни представлена, ни осознана иначе, как в неразрывной связи идей и имен их создателей. Только этот путь поможет понять логику развития социологической мысли.

Один из путей преодоления недостатков «персоналистского» подхода может заключаться в том, что следует обратиться не к пониманию истории социологии как «истории индивидов», а к ее пониманию как истории «коллективной мысли». Польский историк науки Л. Флек предлагает рассматривать познание не индивидуализированным процессом, происходящим в каком-либо теоретически мыслимом «конкретном сознании», а наиболее социально обусловленной деятельностью человека. Познание воспроизводится в группах, которые Флек назвал мыслительными коллективами - сообществами людей, поддерживающих интеллектуальное взаимодействие. В ходе такого взаимообмена «мысли переходят от одного человека к другому, и всякий раз как-то переиначиваются, поскольку разные индивиды по-разному ассоциируют их»[3]. Флек добавляет, что «после нескольких таких переходов от первоначального содержания мысли почти ничего не остается». «Это именно коллективная мысль, не принадлежащая никакому отдельному индивиду»[4].

Весьма близкую точку зрения высказал американский историк- социолог Р. Коллинз. Он изучает интеллектуальные сети, или социальные связи между мыслителями, которые, как правило, являются устойчивыми и длящимися во времени структурами. Между людьми, входящими в такие сети, происходит передача идей и понимания, эмоциональной энергии, структурного чувства интеллектуальных возможностей, особенно в плане соперничества. Отдельные элементы и даже узлы структуры могут исчезать (умирает ученый, распадается научная школа), но структурные отношения и то, что их оживляет - идеи и вопросы, требующие обсуждения, воспроизводятся во времени и в пространстве. Так, сохраняется интерес ко многим идеям Маркса, Фрейда, Зиммеля. Историк социологии должен стараться выявлять такие интеллектуальные сети, изучать источники их жизнеспособности, причины кризиса (перегруппировки или распада)[5].

В учебниках по истории социологии, например у В.В. и М.В. Жел- товых, встречаются попытки характеристики истории социологии посредством обращения к анализу деятельности некоторых научных школ в социологии.

Историю социологии невозможно изучать, не обращаясь к анализу научного творчества отдельных виднейших социологов. Но следует все же иметь в виду, что история науки является, прежде всего, историей великих вопросов, идей, теорий.

Российский философ науки А.П. Огурцов предлагает рассматривать историю науки через посредство выделения в нее следующих составляющих:

  • • развитее науки как развитие ее языка (понятий) и методов;
  • • развитее науки как развитие ее проблем;
  • • развитее научного языка как смена стилей мышления.

Холтон Дж. рассматривал историю науки как трансляцию и встречу различных тематических идей (тем), которые реализуются через категориальные структуры, принципы и конкретные знания о соответствующей предметной области и методах ее исследования.

Лаудан Л., анализируя науку как исторически развивающийся процесс, последовательно проводит идею теоретической нагруженно- сти научных проблем. История науки предстает, с его точки зрения, как история становления, функционирования и смены исследовательских традиций.

Здесь уместно привести и типологию Ясперса. Правда, он ведет речь об истории философии. Темы истории философии - это особые постановки вопросов, при помощи которых можно рассматривать универсальную историю философии. Ясперс распределил их на три большие группы: историю форм мысли, историю содержаний и историю философских личностей. История форм мысли представляет собой историю понятий, историю постановок вопросов, историю систем. История философских содержаний есть бытийное наполнение духовными идеями, экзистенциальной релевантностью, витальной субстанцией и трансцендентным значением. Наконец, история философских личностей делает историю философии формой проявления людей, живущих мыслью. Она становится пространством общности высоких духов[6].

Как видим, историю социологии можно рассматривать, выделяя в

ней:

  • • историю творчества отдельных выдающихся социологов, научных сообществ и школ;
  • • историю идей и понятий;
  • • историю проблем, вопросов и тем.

К этому списку можно добавить еще историю дилемм и парадигм, историю национальных и этнических социологий, историю отраслевых социологий, а также историю научных методологий.

История социологии может рассматриваться с помощью этих форм организации научного творчества. Они так и рассматриваются, однако нам неизвестны попытки использования историками науки всех этих форм. Их согласование является очень сложной задачей. Но в идеале в курсе истории социологии студенты должны познакомиться с каждой из этих историй.

Рассмотрим на примерах, как могут выглядеть различные представления об истории социологии.

В качестве изучения истории социологии как истории понятий можно указать работу Роберта Нисбета (США) «Социологическая традиция» (1967), посвященную историческому изучению эволюции основных понятий, характеризующих социологическую мысль в XIX - начале XX века. Каждое из понятий рассматривается Нисбетом в паре с понятием, ему противоположным по смыслу. Нисбет отказывается рассматривать историю мысли как каталог авторов, считая, что в этом случае теряется сцепление идей. Он также отказывается рассматривать историю мысли как каталог теорий. В этом случае невозможно рассматривать конфронтацию идей разных теорий. Нисбет несколько раз повторяет главное понятие своей книги - «элементарные идеи». По его словам, «тогда появятся не только составляющие элементы этих систем, элементарные идеи, на которых они покоятся, но также и новые ассоциации и сближения, которые устанавливаются между разными авторами и между разными идеями...».

Пять основных понятий социологической теории представлены, по Нисбету, в работах де Токвиля, Конта, Дюркгейма, Вебера, Зиммеля, встречаются у де Местра, Маркса, Ле Ппе, Тённиса.

Это следующие понятия.

  • 1. Общность/общество. Общность (географическая, религиозная, трудовая, семейная или культурная) характеризуется посредством глубокой и полной связанности между ее членами. И этим она противопоставляется обществу или псевдообщности межличностных связей и договорных отношений между индивидами.
  • 2. Авторитет/власть. Авторитет - это внутренний порядок ассоциации, политический, религиозный или культурный, который противостоит власти, ассимилирующей политической, военной или бюрократической силе, обладающей внешней легитимностью.
  • 3. Статус/классовая принадлежность. Статус есть позиция человека в иерархии престижа и влияния, характеризующей общность. Классовая принадлежность представляет собой явление более узкое (экономическое) и более коллективное.
  • 4. Священное/мирское. Священное взыскивает явления иррациональные, моральный тип или ритуалы, которым приписывается высшая ценность их использования. Мирское являет собой ансамбль светских видов деятельности людей, сосредоточенных на труде, обмене, социальной жизни.
  • 5. Отчуждение/прогресс. Отчуждение представляет собой ситуацию, в которой «человек становится чужим для самого себя и утрачивает свою идентичность, теряет связи, соединяющие его с общностью, лишается всякого морального смысла». Это понятие противопоставляется прогрессу с того времени, когда отчуждение предстает как извращенный результат развития, - индустриализации, секуляризации, демократизации, выравниванию условий, рационализации труда - сил прогресса.

Еще один пример использования двух противоположных по смыслу понятий, который можно использовать для изучения истории социологии, - выделение Энтони Гидденсом теоретических дилемм социологии. Рассмотрим три важные для нашего курса дилеммы.

Первая дилемма связана с вопросами деятельности и социальной структуры. Она состоит в следующем: мы являемся носителями творческого начала, активно воздействующими на обстоятельства своей жизни, или же большая часть наших действий есть результат влияния неких фундаментальных социальных сил, находящихся вне нашего контроля? Отношение социологов к этому вопросу является спорным.

Вторая дилемма связана с консенсусом (согласием) и конфликтом в обществе. Одни ученые ставят на первое место порядок и гармонию, считают консенсус наиболее естественной характеристикой обществ, сколь бы сильно они Fie изменялись со временем. Другие - считают, что для общественной жизни первичны и характерны раздробление интересов, напряженность и борьба.

Третья дилемма связана с особенностями современного социального развития. Речь идет о факторах, оказывающих влияние на природу современных обществ; эта дилемма происходит из различий немарксистского и марксистского подходов. Она концентрируется вокруг вопроса: в какой степени состояние современного мира определяется экономическими факторами, выделяемыми Марксом, в частности, механизмами капиталистического производства? С другой стороны, в какой степени альтернативные факторы (социальные, политические и культурные) могут определять социальное развитие в современную эпоху?

Споры о том, что первично в общественной жизни: деятельность или структура, порядок или конфликт, материальное или идеальное начало, проходят через всю историю социологии и до сих пор не утратили ни своей ожесточенности, ни своей актуальности.

Относительно самого подхода - анализа содержания теорий посредством выявления теоретических дилемм - можно сказать следующее. О том, что корни этой традиции очень прочны, пишет российский ученый М.С. Уваров в работе «Бинарный архетип. Эволюция идей ан- тиномизма в истории европейской философии и культуры». Он считает бинарный архетип одной из важнейших дискурсивных практик, выработанных в истории европейской культуры. «Европейский проект мыслительного дискурса представляет собой исторически сложившийся (и состоявшийся) прецедент рассуждений антиномического типа, который присутствует в любом типе рациональности, какую бы историческую эпоху европейской философии и культуры мы не взяли бы»[7]. Примерами антиномий Уваров называет трансценденцию и экзистенцию, жизнь и смерть, логическое и иррациональное. Аналогичное мнение высказывает Д. Шелл. Дуалистическое мышление «продолжает пронизывать обыденные рассуждения и общественно-научные построения, противопоставляя добро и зло, истину и ложь, дух и плоть (или разум и тело), индивида и общество (Дюркгейм), идеальные и материальные интересы (Вебер), общность и общество (Теннис), угнетателей и угнетаемых (Маркс)[8]».

Наиболее существенными для нашего курса являются следующие дилеммы (или антиномии).

  • • Объективное и субъективное.
  • • Рациональное и нерациональное.
  • • Порядок и конфликт.
  • • Структура и действие.
  • • Материальное и идеальное.
  • • Общее и частное.
  • • Природа и культура (история).
  • • Микроуровень и макроуровень.

Расположить эти антиномии в иерархической (от самой общей до самой частной) и хронологической (какая из них стала осознаваться раньше других) последовательности крайне сложно. !Эго не является задачей данного издания. Мы будем придерживаться точки зрения М.С. Уварова, согласно которой рассуждения антиномического типа присутствуют в любом типе рациональности (рационального научного познания) и в любой исторический период развития европейской философии и культуры. А значит, они обнаруживают себя и в социологическом типе рациональности.

Историю социологии также можно рассматривать как историю формирования, развития, сосуществования, конкуренции и смены научных парадигм. В истории науки получила наибольшую известность концепция парадигм и научных революций американского ученого Томаса Куна. Он называет парадигмами «признанные всеми научные достижения, которые в течение определенного времени дают научному сообществу модель постановки проблем и их решения»[9], а затем уступают место другим моделям. В качестве примера парадигмального анализа теоретической социологии, хотя и не в аспекте истории социологии, приведем концепцию Джорджа Ритцера (США). По Ритцеру, «парадигма - это фундаментальный образ предмета изучения науки. Она служит для определения того, что должно изучаться, какие вопросы должны ставиться и как, каким правилам нужно следовать при интерпретации полученных ответов. Парадигма представляет собой наиболее общий блок единодушия в науке и служит для отделения одной научной группы от другой. Она классифицирует, определяет и соотносит существующие в ней образцы, теории, методы и инструменты»[10].

Ритцер указывает три господствующие в социологии парадигмы: парадигму социальных фактов, парадигму социального определения и парадигму социального поведения. Первая парадигма объединяет теории, изучающие крупные социальные структуры и институты, их воздействие на индивидуальное мышление и действие. Вторая парадигма представляет собой изучение способов определения акторами социальных ситуаций и того, как это определение влияет на последующее действие и взаимодействие. Третья парадигма посвящена исследованию неосознанного поведения индивидов; наград, вызывающих желательные виды поведения, и наказаний, сдерживающих нежелательное поведение.

Исследование парадигм предпринимается Ритцером в связи с изучением структуры социологии. Ритцер пишет о двух «континуумах», которые можно использовать для изучения социальной реальности. Первый континуум назван Ритцером «микро-макроконтинуум». Он основан на представлении о том, что социальные явления значительно различаются по масштабу - крупные (общества, культуры), средние (группы, социальные классы) и малые (индивиды-акторы). Второй континуум - это «объективно-субъективное измерение социального анализа». На микро- или индивидуальном уровне находятся субъективные мыслительные процессы и объективные модели действия и взаимодействия актора. Субъективное здесь обозначает что-либо, происходящее исключительно в области представлений; объективное относится к реальным, материальным событиям. Такое же разделение обнаруживается на макроконечности континуума. Общество состоит из объективных структур, например правительств, бюрократий и законов, и субъективных явлений, таких как нормы и ценности. Парадигма социальных фактов фокусируется главным образом на макрообъектив- ном и макросубъективном уровнях. Парадигма социального определения в основном рассматривает микросубъективный мир и ту часть микрообъективного мира, которая зависит от мыслительных процессов (действие). Парадигма социального поведения рассматривает ту часть микрообъективного мира, которая не включает в себя мыслительный процесс (поведение).

С помощью концепции Ритцера можно увидеть, как, когда, где и кем в социологии использовались эти парадигмы, а с помощью концепции Куна можно попытаться определить, какая из парадигм была наиболее авторитетной и почему ее значение изменилось.

Другой пример парадигмального членения приведен М.Ю. Каку- шиной. В социологии существуют три парадигмы: натуралистическая, интерпретирующая и оценивающая. Суть первой состоит в том, что социология должна следовать методологии и методике естественных наук. Строгая опора на объективные факты, применение математических методов - непременная часть работы социологов в границах натуралистической парадигмы.

Вторая парадигма - интерпретирующая социология. Эта социология утверждает, что процессы социального познания качественно отличаются от иных познавательных процессов. Это новое качество социальных процессов связано с их осознанием людьми, с переходом на уровень осмысления процессов и соответственно формулированием выводов об этих процессах. Свое начало эта парадигма ведет от «понимающей социологии» М. Вебера.

Социолог, действующий в рамках оценивающей парадигмы, пытается не только добыть истину, но и связать эту истину с целями деятельности. Задача этой деятельности - на основе знаний произвести какие-то благоприятные изменения. Начало такому парадигмальному подходу положил К. Маркс его знаменитым тезисом о том, что «философы различным образом объясняли мир, задача же состоит в том, чтобы преобразовать его».

Earn рассматривать историко-социологический аспект такого членения, то натуралистическая парадигма оформилась раньше, чем интерпретативная, а оценивающая зарождается и развивается хотя и в связи с первыми двумя, но представляет собой, особенно теория Маркса, самостоятельную научно-теоретическую традицию в социологии, которая остается очень актуальной и в наше время.

Кравченко А.И. рассматривает две сосуществующие в социологии принципиально разные перспективы (модели видения) социального мира или социального пространства. Одна их них характеризуется Кравченко как сциентизм (от лат. scientia - наука), или количественная перспектива. Сциентистский подход раскрывается в следующих характеристиках:

  • • общество - объективная реальность, существующая независимо от человеческой воли и сознания, развивающаяся по объективным законам, которые можно обнаружить точными научными методами;
  • • индивид играет подчиненную роль по отношению к обществу, которое формируется не из субъективных впечатлений людей, а из объективно существующих социальных институтов, производительных сил, социального контроля, социально-профессиональной и социально-классовой структуры, демографических и миграционных процессов;
  • • наблюдатель не имеет права вмешиваться в ход эксперимента или наблюдения, привносить в них свои оценки, эмоции, способы интерпретации - он может только отстранение и беспристрастно фиксировать происходящее вокруг.

Сциентистский подход представлен в социологическом позитивизме, марксизме и структурном функционализме. Эта перспектива появляется в социологии раньше, еще в начале XIX века, т. е. с появлением самой социологии.

Вторая перспектива - гуманистическая или качественная - возникает в конце XIX - начале XX века. В ней первостепенное значение придается внутреннему миру человека. Общество изображается как «сцена, населенная живыми актерами», занятыми сложной совместной игрой. Структуры социального мира - институты и организации - оказываются больше условностями, утрачивают прочность. Наукой признается, что человеческий фактор играет свою роль и в научном анализе - социолог не может сохранять полную беспристрастность. Особенности его человеческой ситуации - его пол, раса, этничность, возраст, политические убеждения - оказывают влияние на выполняемую им научную работу.

Известны и другие версии конкретизации форм, составляющих историю социологии как науки.

Какой из подходов будет использован в нашем курсе? Представляется, что приведенные (и не приведенные) нами примеры истории идей (Нисбет), дилемм (Гидценс, Бранте), парадигм (Ритцер, Какушина, Женгра), перспектив и методологий (А.И. Кравченко, Бачинин) - должны рассматриваться как дополняющие друг друга стороны единого, пока что несуществующего подхода к пониманию истории социологии как целостности. Отсутствие такого подхода объясняется, по нашему мнению, трудностями общенаучного и философского уровня анализа организации окружающей нас реальности. В социологии известно несколько попыток создания интегральной социологической теории (Арчер, Бурдье, Гидденс), но их создателям не удалось ни преодолеть отмечаемого многими дуализма понятий структуры и действия, порядка и конфликта, ни объяснить, почему он не может быть преодолен или почему он не должен оцениваться как недостаток.

В настоящем учебном пособии история социологии будет рассматриваться посредством изучения парадигм, методологий, актуальной социально-общественной тематики и дилемм, выраженных в конкретной форме в творчестве выдающихся социологов (социальных теоретиков), в их отношении к каким-то мыслительным коллективам или исследовательским сообществам.

  • [1] Ясперс К. Всемирная история философии. Введение. - С. 108.
  • [2] Рикёр П. История и истина. - С. 69.
  • [3] Флек Л. Возникновение и развитие научного факта: Введение в теориюстиля мышления и мыслительного коллектива. - С. 64.
  • [4] Там же. - С. 67.
  • [5] Коллинз Р. Социология философий. Глобальная теория интеллектуального изменения. -1282 с.
  • [6] Ясперс К. Указ. соч. - С. 179-181.
  • [7] Уваров М.С. Бинарный архетип. Эволюция идей антиномизма в истории европейской философии и культуры. - С. 10.
  • [8] Шелл Д. Технология, производство, потребление и окружающая среда //Международный журнал социальных наук. - С. 83.
  • [9] Кун Т. Структура научных революций. - С. 10,11.
  • [10] Ритцер Дж. Современные социологические теории. - С. 570, 571.
 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы