Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Социология arrow ИСТОРИЧЕСКАЯ СОЦИОЛОГИЯ РОССИИ
Посмотреть оригинал

Крестьянская община в XVIII-первой половине XIX в.

В XVI-XVII вв. были заложены основы общинного строя крестьянской жизни, которые в последующем в одних аспектах изменились, а в других сохранились до начала XX в. Что же изменилось в структуре и функциях сельской общины в течение XVIII-первой половине XIX в.?

Основная тенденция в развитии сельских общин XVIII-первой половины XIX в. состояла в том, что под давлением коронной администрации и помещиков в Центральной России — в зоне старого заселения — происходило усиление формальной структуры общины, расширение ее полицейской и податной функций, а на окраинах страны — в зоне нового заселения — приспособление ее неформальной структуры для выполнения крестьянами обязанностей перед государством и помещиками, другими словами, происходило более активное, чем прежде, включение сельской общины в систему государственного управления. Наделяя общину административно-полицейской и податной функциями, власти оставляли за ней выполнение других функций, направленных на удовлетворение материальных, правовых и духовных потребностей крестьян. Вследствие этого шаг за шагом община из института преимущественно обычного права все более превращалась в институт вотчинного и государственного права.

Перестройку общины начали помещики, движимые стремлением увеличить свои доходы: они стали регулировать общинные отношения с помощью специально составленных инструкций, возложив надзор за их выполнением на органы общественного самоуправления. Их примеру последовала администрация государственных (в 1797 г.) и удельных (в 1798 г.) крестьян. Крестьянство в массе не противилось этому процессу по нескольким причинам. Во-первых, повышение роли общины как официальной организации устраняло опасность появления специальной правительственной службы в казенной деревне и уменьшало роль помещичьих агентов в помещичьей деревне. Во-вторых, усиление административнополицейских функций помогало миру поддерживать общественный порядок, наказывать нарушителей общинных норм, бороться с побегами, которые тяжелым бременем ложились на оставшихся в общине крестьян, связанных кру говой порукой. В-третьих, признание общины государством и помещиками, хотя бы де-факто, легализировало общину и как институт обычного права.

Приобретение общиной статута официальной организации вело к некоторой бюрократизации общинной жизни. Сначала этот процесс в большей степени затронул помещичьих крестьян, а затем и государственных. Бюрократизация выражалась в том, что увеличивалось число должностных лиц в общине, которые имели специализированные обязанности и наделялись официальной властью, что исполнение общиной полицейской и финансовой функций стало в большей степени, чем прежде, строиться не на обычае, а на четких писаных инструкциях, что возникало и увеличивалось делопроизводство, в котором отражалась деятельность общины, в частности, все решения схода фиксировались в протоколах (приговорах).

Традиционно принято рассматривать бюрократизацию общины как негативный процесс, ущемлявший интересы крестьян, усиливавший эксплуатацию и притеснение. При этом упускается из виду, что бюрократизация имела чрезвычайно важные позитивные последствия и для крестьянства. Во-первых, она ставила общинный порядок на прочное юридическое основание, тем самым трансформируя управление по устной традиции в управление по писаному закону. Во-вторых, сельская община превращалась в сословную корпорацию крестьянства, санкционированную государством и помещиками, благодаря чему крестьянство приобретало свою сословную организацию, что являлось мощным оружием в борьбе за групповые или сословные интересы. В-третьих, четкое определение обязанностей общины и крестьян в инструкциях и уставах в то же самое время в значительной степени ограничивало произвол коронной и помещичьей властей этими же инструкциями и уставами. Конечно, инструкции и уставы, даваемые короной и помещиками крестьянам, не являлись жалованными грамотами, наподобие тех, которые Екатерина II дала дворянству и городам в 1785 г. Однако у них была с ними и общая цель — ввести в управление элементы законности, в которой одинаково нуждались как власть имущие, так и крестьяне.

Таким образом, в течение XVIII-первой половине XIX в. усилиями крестьян, государства и помещиков община, сохранившись как институт обычного права, приобрела черты института вотчинного и государственного права, а также сословной корпорации крестьянства. В этом своем качестве она удовлетворяла интересы всех заинтересованных сторон — крестьян, государства и помещиков. Например, административно-полицейская функция — самая официальная из всех функций общины — была равно необходима крестьянам, государству и помещикам, поскольку все три стороны одинаково нуждались в поддержании общественного порядка на территории общины. Однако в рассматриваемое время выборные не превратились в чиновников, власть не была отчуждена от рядовых членов, обычное право играло определяющую роль в жизни крестьян, межличностные отношения крестьян не потеряли своего соседского, товарищеского характера. Оборотной стороной процесса легализации сельской общины было усиление ее административно-полицейской функции, что превратило общину в один из субъектов крепостного права и создало еще один вид крепостнических отношений, который можно назвать корпоративным крепостным правом. Отдельный крестьянин попал под столь сильную власть и опеку общины, что не мог предпринять какое- нибудь важное действие без ее санкции. Помещик и государство — два других субъекта крепостнических отношений — часто находились далеко от крестьянина, а община со своими огромными административными правами — всегда рядом.

 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Популярные страницы