Значение политических и правовых учений в истории человечества.

Мыслители редко опережали свою эпоху. Да и значение их идей до изобретения И. Гуттенбергом печатного станка не могло быть для общества определяющим. В подавляющем большинстве случаев узкая группа интеллектуалов дискутировала сама с собой. И все-таки накопленный ими опыт бесценен. Им удавалось понять то, что созрело в обществе, и предложить свои идеи как путеводную звезду. Эта россыпь открытий постепенно накапливалась и, в конце концов, действительно превратилась в идеологическую и теоретическую основу действий правительств.

Место и роль истории политических и правовых учений в системе юридических и гуманитарных наук. История политических и правовых учений представляет собой смежную дисциплину, находящуюся на стыке философии, юриспруденции и истории.

В системе юридических наук и юридического образования она является самостоятельной научной и учебной дисциплиной. В определенной степени история политических и правовых учений пересекается с теорией государства и права. Но если последняя раскрывает современные представления о государстве и праве, то история политических и правовых учений — историю представлений о государстве и праве. В равной степени история политических и правовых учений пересекается с историей государства и права. Но эти дисциплины, конечно, разные. История раскрывает правовые и политические реалии, а история политических и правовых учений — ожидания, представления и разработку путей возможных достижения правовых и политических идеалов.

Большой пласт проблем этой науки рассматривается философией.

Французский философ права Г. Л Шварц-Либерман фон Валендорф отмечал: «Тот, кто полагает, что обойдется без философского обоснования функционирования правовой системы, в действительности бессознательно руководствуется своей “личной”, доморощенной философией, рискуя кончить блужданиями в потемках правовой дисгармонии»[1].

Методология изучения политических и правовых учений. Научная методология представляет собой единство трех составляющих: теории развития общества, принципов и методов его изучения.

Теория. В советский период развития науки в основе анализа общемировых исторических процессов лежала формационная теория. Хотя К. Маркс и Ф. Энгельс создавали ее на материале и для изучения Западной Европы, в советской науке она использовалась для анализа человечества в целом. В данном же учебнике рассматриваются политические и правовые учения отдельных стран и регионов мира, поэтому в нем используется цивилизационная методология, базирующаяся на признании многовариантности исторического процесса.

Этот процесс в разных регионах протекал асинхронно. Эта неравномерность предопределялась природно-климатическими условиями и географическим положением, уровнем развития экономики, особенностями политической системы и ментальности. Россия испытала на себе весь комплекс максимально неблагоприятных и специфических факторов. Поэтому содержание наших политических и правовых учений значительно отличалось от учений соседних регионов.

Принципы. Среди принципов познания (историзм, объективность, диалектика) ключевым является принцип историзма. Он требует изучения явлений с точки зрения конкретно-исторических условий их возникновения. Нарушение этого принципа было одним из основных недостатков советской историографии: исторические явления оценивались с точки зрения советских мировоззренческих ценностей, в результате историческим героям приписывались мотивы, которыми они не руководствовались, а история наполнялась процессами, которых иногда вообще не было.

На второе место среди этих принципов следует поставить принцип относительности гуманитарных знаний.

В течение многих десятилетий советская историческая наука развивалась вне общемировых научных тенденций. Проблема истинности гуманитарных знаний не возникала, поскольку их основу составлял марксизм, который, как это считалось, как раз и позволяет понять механизм развития человечества. На самом деле гносеологические возможности гуманитарных знаний ограниченны. Абсолютное знание возможно лишь в математике, где существует логически обоснованная система доказательств. В области же естественных наук этот уровень не достижим. И в роли научной теории в них выступает принятая большинством научная гипотеза[2]. В гуманитарных же науках, изучающих бесконечно более сложный уровень организации материи, любое научное знание не является окончательным[3]. И в этих условиях мы позволяем себе иметь собственные пристрастия.

Как отмечают А. М. Новиков и Д. А. Новиков, существует традиционное представление, будто научные выводы являются результатом научных обобщений, целиком относятся к науке. В действительности же не меньшую долю в них составляет мировосприятие исследователя[4]. В отличие от методологии естественных наук, методология гуманитарных — в максимальной степени субъективна. Она зависит от изменений, происходивших в культуре, в мировоззрении общества, в иерархии его ценностных ориентаций. То есть производимая историками продукция является не «чистым», а социально обусловленным знанием. И, зная об этом, историк должен стремиться быть максимально беспристрастным.

Политико-правовые учения оцениваются не в категориях гносеологии (истинное — неистинное), а в понятиях социологии, т.е. как система взглядов и представлений определенных социальных групп. Поэтому к политико-правовым доктринам применяется критерий не истинности, а способности выражать интересы той или иной социальной группы.

В качестве третьего принципа изучения политических и правовых учений можно было бы назвать теорию солидаризма Л. Дюги. Он исходил из того, что в обществе все социальные слои находятся под влиянием одних и тех же условий. Если это так, то исследователь должен быть беспристрастен по отношению ко всем социальным слоям и группам, независимо от того, к какой группе относится он сам.

Методы. Понятие «метод» означает способ получения нового знания. История политических и правовых учений использует общенаучные методы:

  • - описание (представляющее собой рассказ, изложение сути учения, научной школы);
  • - анализ (т.е. мысленное разделение историко-правового объекта на составные части и изучение их в отдельности);
  • - синтез (обратный процесс — соединение изученных составляющих в единое целое);
  • - сравнительный метод (позволяющий увидеть качественные стороны изучаемого учения или процесса).

Структура политических и правовых учений. Любое политико-правовое учение состоит из трех компонентов: логико-теоретического, содержательного и программного.

Логико-теоретическая основа политико-правовой доктрины связана с мировоззрением эпохи, например, в одних и тех же хронологических рамках на Древнем Востоке оно было одним, а в Античной Греции иным. Эта основа, во-первых, является не юридической, а исторической, во-вторых, — она чрезвычайно широка по своему предмету. Французский правовед А. Батиффоль отмечал: «Чтобы узнать основной высший смысл права, необходимо установить: почему существуют различные общества; но как ответить, не зная точно, что представляет собой человек, к чему он стремится, куда идет и должен идти? В конце концов, нам необходимо знать о Вселенной в целом...»[5].

Оценка специфики логико-теоретических основ, существующей независимо от исследователя, не может отражаться в категориях «плохо — хорошо», поскольку это объективная реальность, в подавляющем большинстве случаев, не соответствует тем духовным ценностям, в которых живет исследователь.

Содержание политико-правовой доктрины представляет собой теоретическое решение проблем общества, государства и права. Существует традиционный круг вопросов, которые обсуждали мыслители разных времен и народов: происхождение государства и права, наилучшие формы государства, его функции, качества монархов и политической элиты, допустимые государством методы решения проблем и др.

Программные положения — это конкретные предложения по воплощению в жизнь данного учения.

История политических и правовых учений является наукой, и в этом плане ее цель состоит в углублении нашего понимания изучаемого предмета.

Периодизация истории политических и правовых учений. Одной из задач любой пауки является классификация изучаемых явлений и процессов. В истории политических и правовых учений эта задача предстает в виде проблемы периодизации. Периодизация — это разделение исторического процесса на определенные этапы, рамки которых ограничены более или менее однородными явлениями. Любая периодизации представляет собой определенное методологическое упрощение, тем не менее они необходимы, поскольку позволяют рассмотреть основные изменения в эволюции общества, государственного механизма, его форм и функций, отдельных отраслях и институтах права.

Первая сложность — несовпадение истории политической и правовой. В подавляющем числе случаев политическая история страны возникала задолго до появления политических и правовых учений.

Вторая сложность: по каким принципам группировать учения разных стран (находившихся в одном и том же историческом времени)? Например, политические и правовые основы стран Древней Месопотамии, Египта и Индии следует определить как донаучные, учения же Древнего Китая, безусловно, носили научный характер. То есть Древний Китай традиционно считается составной частью истории Древнего Востока, но в рамках истории политических и правовых учений из этой группы стран он явно выпадает.

Третья проблема: по каким принципам группировать политические и правовые учения человечества в целом? Универсального решения этой проблемы нет.

Ученые Европы еще в XVI—XVII вв. разделили свою историю на Древний мир, Средневековье, Новую историю и Новейшую. В советских гуманитарных науках использовалась иная — марксистская периодизация. Считалось, что все страны мира проходят одни и те же этапы: первобытнообщинный, рабовладельческий строй, феодальный, капиталистический, социалистический. Сегодня все большее количество ученых приходят к признанию специфичности исторического пути каждого народа. И созданные в Европе периодизации мировой исторический процесс существенно упрощают. В разных странах всегда были свои критерии прогресса и свои механизмы развития. Поэтому вслед за американской исследовательницей К. Гилб следует повторить, что для создания объективной всемирной истории необходимо использовать критерии и представления об истории, заимствованные из разных цивилизаций[6].

Любая периодизация должна строиться в соответствии с логикой развития самого предмета. В данном случае следует раскрыть механизм возникновения и развития политических и правовых учений. Причем их развитие отнюдь не во всем совпадало. Исходя из того, что основное внимание в курсе истории политических и правовых учений традиционно уделяется Европе, в качестве периодизации можно взять деление истории на Древний мир, Средние века, Новое и Новейшее время. Но следует помнить, что любая периодизация носит характер упрощения, что она условна.

История политических и правовых учений как учебная дисциплина. Учебная дисциплина «История политических и правовых учений» основывается на одноименной науке.

В России эта дисциплина впервые начала преподаваться в XVIII в. в Московском университете немецкими юристами Баузе и Пургольдом[7].

В 1802 г. Ф. Д. Правиков опубликовал свою «Грамматику юридическую или начальные правила российского правоведения, сочиненные в пользу юношества, обучающегося в разных училищах». В 1821 г. курс «Начальных оснований естественного, частного, публичного и народного права» начал читать на юридическом факультете Казанского университета Г. Л. Солнцев. С 1835 г. курс философии права читался уже на всех юридических факультетов как «энциклопедия права». Согласно университетскому уставу 1835 г. энциклопедия права состояла из двух частей: 1) энциклопедия юридических и политических наук; 2) история философии права.

В 1860-е гг. для развития юридического образования сложились более благоприятные политические условия. В то десятилетие профессор Б. Н. Чичерин читал на юридическом факультете Московского императорского университета курс «Истории политических учений» (аналогичный труд в 5 томах он написал в 1877—1902). Затем появился курс «Истории философии права» профессора Н. М. Коркунова (его монография под таким же названием вышла в свет в 1896 г.) и курс профессора Г. Ф. Шершс- невича (1904—1905).

После 1917 г. эта дисциплина называлась по-разному: «История политических учений», «История учений о государстве и нраве», «История политических и правовых учений».

Учебная литература. В настоящее время базовыми учебниками по этой дисциплине остаются учебник под редакцией О. Э. Лейста, а также учебники В. С. Нерсесянца и В. Г. Графского.

Хороший для своего времени, академически выверенный учебник под редакцией доктора юридических наук, профессора О. Э. Лейста продолжает активно переиздаваться. Но к настоящему времени он концептуально устарел. Учебник одного из основателей отечественной школы современного правопонимания профессора, доктора юридических наук, академика РАН В. С. Нерсесянца требует самой незначительной корректировки. Столь же безупречным является учебник доктора юридических наук, профессора, старшего научного сотрудника Института государства и права РАН В. Г. Графского.

В настоящее время появилось много новых интересных изданий[8]. Предлагаемый учебник написан в соответствии с федеральным государственного образовательным стандартом высшего образования и с учетом последних достижений исторической и юридической наук.

  • [1] Философия права. URL: http://isfic.info/fill/prafs02.htm.
  • [2] Кокошкин Ф. Ф. Русское государственное право. М., 1908 ; Шершеневич Г. Ф. Общаятеория права. Т. 1—4. М., 1910—1912.
  • [3] Баюк Д.} Сергеев Л. Почему мы доверяем науке? URL: http://www.hunianisni.su/ru/articlcs.phtml?num=000530.
  • [4] Новиков А. М.у Новиков Д. А. Предмет и структура методологии. URL: http://www.methodolog.ru/method.htm.
  • [5] Буржуазные теории права : реферативный сборник М., 1982. Вып. 2. С. 20.
  • [6] Ерасов Б. С. Сравнительное изучение цивилизаций : хрестоматия : учеб, пособиедля студентов вузов. Мм 1998. С. 534.
  • [7] Кузнецов Э. В. Энциклопедия права: из истории русской правовой мысли // Правоведение. 1981. № 5. С. 56-62
  • [8] См., например: Акмалова А. А., Капицин В. М. История политических и правовых учений : учеб, пособие. М., 2002 ; Власов В. И., Власова Г. Б., Денисенко С. В., Цечоев В. К. История политических и правовых учений. М., 2013 ; Исаев И. А., Золотухина Н. iXI. Историяполитических и правовых учений России : учебник. М., 2003 ; История политических и правовых учений : учебник / под ред. О. В. Мартышина. М., 2004 ; Чанышев А. А. История политических учений. М., 2007 и др.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >