Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Литература arrow Введение в языкознание

Основные типы взаимоотношений между единицами языка

§ 21. В каждом языке используется бесчисленное множество единиц – знаковых и незнаковых. Так, например, в русском и многих других родственных ему языках несколько десятков самостоятельных звуков, или фонем, образуют сотни морфем (не считая корневых), сотни тысяч слов, или лексем, подавляющее большинство которых употребляется в разных грамматических формах; в результате всевозможных комбинаций отдельных слов и их грамматических форм образуется неисчислимое количество (миллионы или, пожалуй, миллиарды) словосочетаний и предложений, на их основе формируются различные грамматические категории и т.д. Разные языковые единицы в рамках данного языка так или иначе связаны друг с другом общностью внешних, или формальных, и смысловых, семантических признаков. Подобные связи обнаруживаются как между отдельными единицами внутри определенных типов и категорий, так и между разными их тинами и категориями, а также между определенными частями отдельных сложных единиц. Существующие связи и отношения между языковыми единицами, их типами, категориями должны учитываться и учитываются при их описании и изучении. Без учета сходств и различий между языковыми единицами невозможно их усвоение, запоминание и практическое пользование ими в процессе общения.

Отношения между разными единицами языка, определенными их типами очень сложны и разнообразны. Их научное освещение основывается на классификации по тем или иным признакам. Некоторые типы, или виды, отношений между языковыми единицами частично уже были представлены выше, при классификации единиц языка по некоторым признакам. В современном языкознании обычно различаются два основных типа отношений между единицами языка – отношения парадигматические и синтагматические[1].

Парадигматическими называются отношения между однородными в известном смысле единицами языка, т.е. "отношения, которые объединяют единицы языка в группы, разряды, категории"[2], "отношения взаимной противопоставленности в системе языка между единицами одного уровня, так или иначе связанными по смыслу"[3]. Парадигматические отношения иногда называются еще ассоциативными[4]. Совокупности языковых единиц, связанных парадигматическими отношениями, называются парадигмами (от древнегреч. paradeigma – "пример, образец, модель"), или парадигматическими рядами.

Понятие парадигмы, парадигматических отношений наиболее широко распространено в области морфологии, где первоначально оно было использовано. Типичными примерами морфологической парадигмы могут служить совокупности грамматических форм отдельных слов или рядов слов, изменяющихся по данному типу, образцу, например: существительных первого склонения, глаголов второго спряжения, качественных и относительных прилагательных (в отличие от притяжательных, имеющих особые, отличные формы в некоторых падежах) и т.д. В последнее время широкое распространение получило понятие словообразовательной парадигмы, под которой понимается совокупность производных слов, образованных непосредственно от одного и того же производящего (см. в § 169). Парадигматические отношения имеют место и в других областях языка, его системы. Так, например, в лексике парадигмы представляют собой все слова, относящиеся к определенной части речи: существительные, обозначающие названия лиц по профессии (агроном, бухгалтер, инженер, учитель, строитель и др.), прилагательные со значением цвета (белый, синий, алый, вишневый, малиновый и др.), глаголы со значением движения (идти, бежать, ехать, лететь, плыть и др.) и т.д. В фонетике в качестве примеров парадигм можно назвать такие группы звуков, или фонем, как гласные (в отличие от согласных), согласные (в противоположность гласным), глухие согласные, звонкие согласные, губные согласные (произносимые при активном участии губ) и т.д.

Частные случаи проявления парадигматических отношений представляют собой такие явления, как синонимия, антонимия слов (см. в § 124), синонимия морфем (ср. суффиксы со значением лица женского пола в словах: студент-к-а, актр-ис-а, поэт-есс-а, диктор-ш-а, учитель-ниц-а и др.), антонимия морфем (ср. приставки в следующих парах слов: в-нестивы-мести, при-лететь – у-лететь, за-крыть – от-крыть, за-облачныйпод-облачный, над-водныйпод-водный), синонимия словосочетаний и предложений (ср.: дом отцаотцовский дом; Аудитория заполнена студентамиАудиторию заполняют студенты), вариантность языковых единиц разных уровней – фонем, морфем, слов и др.

Разные языковые единицы в потоке речи могут объединяться, сочетаться друг с другом, образуя другие, более сложные единицы. Отношение более простых языковых единиц в рамках более сложных называются синтагматическими[5], а сами эти сложные единицы, состоящие из более простых, – синтагмами (от древнегреч, sintagma – "вместе построенное, составленное").

Понятия синтагмы, синтагматических отношений наиболее употребительны в синтаксисе, где термин "синтагма" используется для обозначения словосочетания вообще или определенного типа словосочетаний. В современном языкознании это понятие распространяется на языковые единицы разных уровней. Оно определяется, например, как "интонационно-смысловое единство, которое выражает в данном контексте и в данной ситуации одно понятие и может состоять из одного слова, группы слов и целого предложения", как "последовательность двух (ил и более) языковых единиц (морфем..., слов..., словосочетаний, предложений), соединенных определ. типом связи (напр., определительной)"[6]. При этом обычно имеется в виду, что в рамках отдельных единиц могут объединяться как однородные, одноуровневые, т.е. одинаковые по сложности единицы, например звуки (фонемы) в составе морфемы, морфемы в составе слова, слова́ в составе словосочетания и предложения, простые предложения в составе сложного предложения, так и единицы, разные по сложности, например, в составе производного слова могут сочетаться отдельное слово и морфема, словообразовательная приставка (ср.: под-полковник, не-веселый, при-нести), многоморфемная основа слова и суффикс (ср.: обусловл-ен-ность, учителъств-ова-тъ), в составе предложения – слово и словосочетание, в составе сложного предложения – предложение простое и сложное.

Встречается и более узкое толкование синтагматических отношений между единицами языка, например, следующее: "Синтагматические отношения – это отношения, в которые вступают единицы одного (выделено мною. – В. Н.) уровня, соединяясь друг с другом в процессе речи или в составе единиц более высокого уровня"[3].

Сочетание, объединение, комбинирование разных единиц языка в рамках более сложных единиц осуществляется в соответствии с действующими в языке законами и правилами. По словам Б. Н. Головина, "единицы языка организуются в речевую последовательность не по прихоти автора речи, а по законам языковой структуры, в соответствии с сочетательными возможностями фонем, морфем, слов и т.д."[8]. А эти сочетательные возможности у разных единиц языка, в том числе и у единиц одного и того же уровня, очень и очень неодинаковые. Возьмем, к примеру, слова русского языка. Среди них есть такие, которые способны сочетаться в речи с огромным количеством других слов. Так, например, прилагательное легкий в своем прямом, номинативном значении может сочетаться в речи с каждым конкретным существительным, обозначающим предмет, обладающий физическим весом. Это же прилагательное в разных его переносных значениях способно сочетаться также с многими другими существительными, т.е. такими, которые обозначают определенные предметы или абстрактные понятия, обладающие каким-либо признаком, обозначаемым данным прилагательным в том или ином его переносном значении. Ср., например: легкий, -ая, -ое экипаж, одежда, беседка, завтрак, походка, движение, задача, музыка, жанр, поэзия, счастье, дорога, прохлада, шорох, дымка, поклон, улыбка, простуда, выговор, знакомство, поведение и др. В то же время в русском языке имеются и такие слова, которые способны сочетаться всего лишь с несколькими словами или даже с одним-единственным словом, например: безысходный, -ая, -ое (грусть, печаль, скорбь, тоска, отчаяние), горючая (слеза), закадычный (друг), кромешный, -ая (ад, тьма), стоеросовая (дубина), отвратить (беду, несчастье, опасность, угрозу), пробудить (желание, интерес, охоту, страсть), всмятку (яйца, сапоги, расшибиться), чревато (последствиями). Более строгие ограничения существуют в сочетаемости морфем друг с другом, со словами или основами слов при образовании разных грамматических форм и, особенно, производных слов. Так, например, возможность сочетания производящих основ со словообразующими суффиксами часто зависит от семантики, лексических значений производящих слов, от фонетического оформления конца производящей основы (от наличия в конце основы одиночного согласного или группы согласных), от слоговой структуры основы (от количества слогов в основе) и даже от некоторых морфологических особенностей производящих слов, например от типа склонения существительных, образующих притяжательные прилагательные[9]. Хорошо известны также разные ограничения в сочетаемости звуков (фонем) в составе слов или отдельных морфем. Так, например, в русском языке довольно часто употребляются сочетания согласных ств, стр, здр (ср.: створка, бегство, действие, страна, стремление, острый, здравствовать), но совершенно нетипичны для него звукосочетания типа втс, рзд, рте. Мягкие согласные свободно сочетаются с последующим гласным и, но не сочетаются с ы, и т.д.

Наряду с парадигматическими и синтагматическими отношениями между единицами языка иногда различаются еще отношения иерархические. Это отношения между единицами разных классов, разной сложности (в отличие от парадигматических отношений), которые не могут объединяться в более сложные единицы (в отличие от синтагматических отношений). Такие отношения обнаруживаются, например, между звуками, или фонемами, и морфемами, между звуками и словами, между словами и предложениями[10]. Подобные отношения иногда называются еще топонимическими[11].

Данная выше общая характеристика разных единиц языка, важнейших различительных признаков этих единиц, наличие закономерных связей и взаимоотношений между ними позволяет говорить о системном характере языковых единиц, о системности языка в целом, о чем речь пойдет в следующей, основной главе книги.

Прежде чем перейти к рассмотрению языковой системы, характеристике конкретных единиц разных уровней языка, необходимо рассмотреть еще один принципиально важный для языкознания теоретический вопрос – вопрос о соотношении синхронии и диахронии в языке.

  • [1] Степанов IO. С. Основы общего языкознания. С. 227–228; Березин Ф. М., Головин Б. Н. Общее языкознание. С. 202–219; Маслов К). С. Введение в языкознание. 1987. С. 29–30.
  • [2] Кодухов В. И. Введение в языкознание. 1979. С. 106.
  • [3] Маслов Ю. С. Введение в языкознание. 1987. С. 29.
  • [4] См., например: Солнцев В. М. Язык как системно-структурное образование. С. 65–66; Березин Ф. М., Головин Б. Н. Общее языкознание. С. 202.
  • [5] См., например: Солнцев В. М. Язык как системно-структурное образование. С. 66.
  • [6] Лингвистический энциклопедический словарь. С. 447.
  • [7] Маслов Ю. С. Введение в языкознание. 1987. С. 29.
  • [8] Березин Ф. М., Головин Б. Н. Общее языкознание. С. 208–209.
  • [9] Подробнее об этом см.: Немченко В. Н. Современный русский язык. Морфемика и словообразование. Н. Новгород, 1994. С. 154.
  • [10] Подробнее см.: Солнцев В. М. Язык как системно-структурное образование. С. 66, 78; Панфилов В. З. Философские проблемы языкознания. Гносеологические аспекты. С. 104; Кодухов В. И. Введение в языкознание. 1979. С. 106-107.
  • [11] См.: Кодухов В. И. Введение в языкознание. 1979. С. 106.
 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы