Зарождение христианской доктрины политики и права. Учение Августина Блаженного

Христианство берет свое начало в Римской империи, когда она стояла перед угрозой полного распада, на границы страны все время нападали непокоренные Римом народы, которые уже давно не боялись ни воинов, ни легионов Рима, так как в самой некогда великой империи не было порядка и согласия. Христианство, зародившееся в I в. н.э. на окраине Римской империи, среди социальных низов уже во II–III вв. распространилось по всей империи.

Приверженцы христианства исходили из принципа равенства всех людей независимо от их происхождения и социального статуса. В Новом Завете содержится осуждение богатых: "Удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царствие Божие". Верующие проповедовали общность имущества и всеобщность труда.

Во II–III вв. христианство распространилось во всех социальных слоях римского общества. Христианские общины начали пополняться выходцами из состоятельных и образованных слоев общества, что привело к изменению социального состава, организационных принципов и идеологии христианских общин. Складывается отделенный от массы верующих церковный аппарат. Началось создание сложной церковной организации, высшим органом которой стали церковные соборы. Постепенно церковные общины приобретают все больший политический и экономический вес. Хорошая организация и накопленные к этому времени связи в обществе сделали христианскую церковь сильной. Началось сближение

Церкви с государством. В Новом Завете было сформулировано отношение к властям и начальствующим. Апостол Павел в Послании к Римлянам (глава 13) писал: "Всякая душа да будет покорна высшим властям; ибо нет власти не от Бога, существующие же власти от Бога установлены. Посему противящийся власти противится Божию установлению". В Первом послании апостола Петра (глава 2) написано: "Бога бойтесь, царя чтите. Слуги, со всяким страхом повинуйтесь господам, не только добрым и кротким, но и суровым".

Данные призывы стали своего рода демонстрацией готовности церкви освятить императорскую власть и империю авторитетом христианского Бога.

С IV в. императоры уже вынуждены считаться с Церковью и даже искать у нее поддержки.

При императоре Константине в 313 г. христианство было объявлено равноправным с другими религиями, а затем, в 324 г. – господствующей религией.

Признание христианства государственной религией не исключало того, что между светской и церковной властями временами возникали конфликты по причине того, что церковь, сильная своей организацией и идейным влиянием, требовала все более широкого участия в политической власти. Эти притязания церкви обосновывались учениями отцов церкви (наиболее авторитетных церковных авторов), совокупность представлений которых получила название патристики[1].

Заметный след в развитии политико-правовой идеологии христианской церкви в эпоху рабовладения оставило учение христианского богослова и епископа Аврелия Августина (354–430 гг.), признанного православной церковью "Блаженным", а католической – святым и учителем церкви.

Аврелий Августин – выходец из Северной Африки: родился в городе Тагаста на территории нынешнего Алжира. Мать была христианкой, отец – язычником. В 383 г. Августин переехал в Рим, затем в Милан. Мировоззренческие и религиозные поиски привели его к христианству. 24 апреля 387 г. в Милане 33-летний Августин принял крещение и вернулся на родину, где организовал небольшую общину монастырского типа. В 391 г. Августина рукополагают в священники, а спустя пять лет он становится епископом в городе Гиппоне[2].

Основное произведение мыслителя – трактат "О граде Божием" является апологией христианского мировоззрения.

В трактате последовательно и подробно изложена проблема взаимодействия двух градов: земного и небесного. "В терминологии Августина “земной град” означает попеременно то сообщество “злых людей и падших ангелов”, то сообщество всех людей, находящихся здесь внизу...; также и “небесный град” у него имеет несколько значений – он представляется то общностью, образованной между Богом и блаженными, пребывающими в потустороннем мире, то лишь тенью этой общности на земле, то собранием благочестивых людей здесь, внизу"[3].

"Градом Божьим", находящимся на земле, Августин называет церковь, которая призвана обеспечить целенаправленное взаимодействие обоих градов, подготавливая победу "небесного града". При этом сама церковь принимает формы "земного града", являясь единственным общественным образованием, которому подходит определение государства, данное Цицероном, поскольку лишь в церкви – право и общая польза, истина и справедливость.

Происхождение "земного града" (государства), по Августину, является следствием грехопадения человека. В подтверждение этого тезиса Августин приводит два доказательства. Согласно одному из них создателем первого государства на земле является братоубийца Каин. В Священном Писании о грешнике Каине сказано, что "он основал град", тогда как праведник Авель ничего не основывал, поскольку "град святых находится на небе". Вторым доказательством является история возникновения великого Рима, в основание которого, так же как и в библейском сюжете, пала кровь от братоубийства, совершенного Ромулом. "Град земной", по Августину, создан насилием, в нем широко применяются кары и меры насильственного принуждения, оправдание его лишь в том, что он поддерживает земной, временный порядок.

Гарантией успешного существования "земного града" является беспрекословное подчинение светских властей высшему церковному руководству. По Августину, церковь (земной образец "града небесного"), не будучи облаченной в конкретные государственные формы, стоит над государством и санкционирует деятельность государственных мужей, выступает в роли государственного стержня в решении социально-политических проблем.

В своей концепции Августин отождествляет право и абсолютное добро, смешивает воедино правовой и нравственный идеалы. Наряду с божественным законом в форме заповедей и догматов отцов церкви Августин не отрицал и светского законодательства, однако подчеркивал его подчиненное положение по отношению к религиозным нормам.

Источником зла Августин считал свободную волю людей, влекущую их от единства к множеству. В делах веры это очень опасно: прежде чем понимать, нужно верить. Августин представлял "тысячелетнее царство на земле" как некий духовно-светский порядок, в котором принцип единства церкви является всеобщей принудительной и консолидирующей мир нормой, а государство и мирская власть играют здесь роль инструмента, обеспечивающего это единство. Такой подход вполне оправдывал применение всякого рода светского, государственного насилия[4]. Августин один из первых допускал насильственно приобщать к христианской церкви, вооруженным путем искоренять ереси. Борьба Августина с многочисленными вероотступниками и его призывы не останавливаться перед насильственной расправой с ними сделали гиппонийского епископа "молотом еретиков", предшественником средневековой католической инквизиции.

Августин писал, что "имя рабства заслужила вина, а не природа". Источник рабства – грех. Рабство будет существовать, пока существует земное человеческое общество. И только в Божьем царстве не будет рабства. Однако источником рабства многих невольников был военный плен. Но и это находило свое оправдание у Августина, поскольку войны, ведущиеся от имени Бога, божьим заповедям нисколько не противоречат.

Божественными установлениями, по мнению Августина, являются и частная собственность, и имущественное неравенство, и деление на бедных и богатых. "Кто сотворил тех и других? – Господь! Богатого – чтобы помочь бедному, бедного – чтобы испытать богатого".

Августин – сторонник теократического правления, симбиоза религиозной и светской власти, тон в котором задает первая власть, где государство одухотворяется религиозной, мистической идеей[5].

Практически образцом земного "града Божия" явилось рабовладельческое христианское государство, управляемое при участии духовенства, насильственно подавляющее инакомыслие и ведущее агрессивные войны.

Теократические взгляды Августина не остались сухой теорией: многие его идеи в последующие века были осуществлены в Восточной Римской империи (Византии), а также использовались в качестве фундаментального основания для философских размышлений представителями светской и религиозной политической мысли, в частности протестантами в эпоху Реформации.

  • [1] Патристика (от греч. πατήρ, или лат. pater – отец) – (совокупность теологических, философских и политико-социологических доктрин христианских мыслителей II–VIII вв. – отцов Церкви).
  • [2] Гиппон – древний город на Севере Африки, исторический предшественник современной Аннабы (Алжир).
  • [3] Исаев И. А. Топос и номос: пространства правопорядков. М.: Норма, 2007. С. 379.
  • [4] Исаев И. А. Топос и номос: пространства правопорядков. С. 386.
  • [5] Исаев И. A. Politica hermetika: скрытые аспекты власти. М.: Юрист, 2003. С. 222.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >